На Главную Профилактика социального сиротства в России
Информационный проект Национального фонда
защиты детей от жестокого обращения
 
На главную Карта сайта Написать письмо RU EN
Искать
Национальный фонд

 
Важное на сайте:

 
Благодарим за поддержку:


 
01.06.06
Вернуться к списку материалов
РФ | Услуги семьям

Как защитить право ребенка на семью, если в ней практикуется насилие?

Марина Егорова, Президент Национального фонда защиты детей от жестокого обращения:

Жестокое обращение и насилие в адрес детей имеет такую же длинную историю, как и история семьи. Традиции применения насилия к детям мы находим в различных культурах. Насилие имеет место в семьях разного достатка, принадлежащих к различным слоям общества. И, к сожалению, распространенность насилия до настоящего времени очень велика.

Во все времена и во всех культурах детство требует защиты в первую очередь в плане предупреждения жестокого обращения. Это необходимо, поскольку именно жестокое обращение и насилие самая древняя и прямая причина того, что ребенок остается без семьи. жестокое обращение с ребенком заставляет его убегать из дома, попрошайничать на улицах, вести жизнь бездомного бродяги, продаваться за кусок хлеба. жестокое обращение и насилие причина того, что множество детей не реализуют свое право на образование, болеют, умирают детьми, становятся инвалидами, никогда не реализуют своих способностей и никогда не чувствуют себя счастливыми.

Родитель – естественный защитник ребенка. И если он выступает как обидчик, то в современном мире государственной власти дано право действовать вместо родителей с целью защиты ребенка и его прав.

Как должна строиться такая защита? В России основными законодательными актами, обеспечивающими защиту прав детей, является Семейный кодекс, 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка», 120-ФЗ «О профилактике безнадзорности, беспризорности и правонарушениях несовершеннолетних», 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в РФ» и др. Перечисленные законы создают правовую основу системы государственной защиты детства и, в соответствии с Конвенцией о правах ребенка (ратифицированная в 1990), предусматривают как совокупность норм, гарантирующих соблюдение прав детей, так и создание особых структур, функцией которых является защита прав детей. Это органы опеки и попечительства, службы и учреждения различных ведомств.

Одно из первых и наиважнейших прав ребенка – право на семью. Именно семейное окружение позволяет ребенку сформироваться как личности и стать подготовленным к жизни в обществе. Поэтому важнейшая задача охраны детства – сохранение кровной семьи для ребенка. А, значит, встает задача реабилитации, восстановления семьи в случае, если она оказалась не в состоянии создать условия для воспитания ребенка.

Можно ли ставить такую задачу в случае жестокого обращение и насилие? Имеет ли смысл сохранять для ребенка семью, в которой практикуется жестокое обращение и насилие? Может ли семья измениться в отношении применения насилия к ребенку, и достижимы ли изменения такого рода?

Ответы на эти вопросы, а, следовательно, и политика в сфере помощи семье зависит от концепции, положенной в основу помощи. Вопрос тем более важный, в связи с тенденцией к росту социального сиротства. Жестокое обращение и насилие – основной фактор, влияющий на принятие судом решения об ограничении или лишении родителей прав. Жестокое обращение включает в себя и физическое и сексуальное насилие; и физическое пренебрежение; и недостаток внимания; и эмоциональное неправильное обращение; а также морально-юридическое неправильное обращение.

По количеству семьи, в которых дети подвергаются жестокому обращению и насилию, занимают самое большое место среди семей групп риска. По данным Ежегодного доклада «О положении детей в РФ» число детей, ежегодно остающихся без родительского попечения, превышает 130 000, а число детей, которые государство изъяло из семей, где родители лишены родительских прав, достигло почти 60 000.

Вот данные по Новосибирской области по числу детей, которых забрали из семей, а родителей лишили прав, и числу детей, которые были временно помещены в приюты, а потом возвращены родителям. Различие почти в 10 раз! (9,6) Каждый случай изъятия ребенка, лишения родителей прав – это случай семьи, в которой практиковалось жестокое обращение и насилие в адрес детей. Т.е. мы должны понимать, что семьи с высоким риском того, что их дети окажутся сиротами или лишившимися родительского попечения – это семьи, где практикуется жестокое обращение и насилие. Именно эти семьи входят в категории безработных, многодетных, малоимущих и находятся на социальном обслуживании, получая различные услуги, пособия, льготы.

Хотя практика жестокого обращения и насилия известна во всех культурных, профессиональных, этнических и социальных группах, самым тесным образом оно связано с бедностью. Поэтому от взгляда на семью с жестоким обращением и насилием зависит и политика в области защиты прав ребенка, и государственная политика в сфере социального обслуживания семьи и детей.

Может быть два подхода к проблеме. Первый: родители, осуществляющие жестокое обращение и насилие – преступники, к которым необходимо применять меры наказания. Второй: большинство жестоких родителей не преступники, и можно добиться того, что они станут соблюдать права ребенка в семье, если им самим оказать помощь. В пользу второго подхода говорит тот факт, что в развитых странах большая часть случаев жестокого обращения разрешается добровольным принятием родителями специальных услуг с последующим улучшением ситуации. И только в 10% возникает необходимость рассматривать дело в суде.

Первый подход непродуктивен со многих точек зрения. Причины, заставляющие родителей применять жестокое обращение, не излечиваются наказаниями. Кроме того, как я уже сказала, среди жестоких родителей преступников мало. В последние годы жестоко обращаются с детьми все чаще матери. При этом, лишенные родительских прав в отношении одних своих детей, они сами себя восстанавливают в правах, рожая новых. Нужно учитывать и тот факт, что при изъятии дети поступают на содержание государства, что поглощает громадные бюджетные средства.

Более продуктивен подход, когда предполагается, что причина жестокого обращения и насилия может быть устранена в большинстве случаев предоставлением своевременной и приемлемой помощи.

Причин жестокого обращения с детьми, как правило, бывает несколько. Это нарушение привязанности, отсутствие живого чувства к ребенку, которое удерживает человека от жестокого поведения (чаще всего этим страдают те родители, которые были воспитаны в интернатных условиях, не знали материнской любви и поэтому не могут сформировать любовные отношения со своими детьми); и недостаточность родительских компетенций (молодая мать- воспитанница детского дома может просто не знать как правильно ухаживать за ребенком); и нехватка внутренних ресурсов у семьи, чтобы справиться с внешними бедами, что приводит к нарушению внутрисемейных отношений (родители могут не понимать последствий своего жестокого обращения с ребенком. Например, излишне строгие наказания часто воспринимаются родителями как правильная тактика воспитания ответственности); и семейные традиции, допускающие жестокое обращение как норму отношений (чрезмерное укачивание, тряска младенцев считаются допустимыми и не наносящими вреда); и алкоголизм и наркомания в семье, психическая болезнь одного из родителей; и депрессия, отчаяние и безысходность ситуации, которые переживают взрослые члены семьи – частая причина отсутствия должного ухода за детьми, эмоционально неправильного обращения.

Такие причины жестокого обращения и насилия не «излечиваются» наказаниями, штрафами, тюремным заключением (часто слышим такие предложения). Наоборот, видя в ребенке причину усугубления своего положения, родители будут еще жестче с ним обращаться, еще меньше любить.

Такие семьи бесполезно наказывать, но им можно помочь. Жестокое обращение в этих семьях – проявление тех проблем, которые имеются в семье. Т.е. ПОМОЩЬ ВМЕСТО НАКАЗАНИЯ будет являться адекватной исходной установкой при организации действий по защите прав ребенка и, прежде всего, действий, направленных на сохранение семьи. При каких условиях помощь становится эффективной? При определенной организации процесса реабилитации и при введении в управление деятельностью по защите прав детей принципов, учитывающих характер реабилитационных процессов.

Семья – сложно устроенная система, а не механическое скопление взрослых и детей. Чтобы получить изменения в семейной системе, необходимо организовать получение услуг как реабилитационный процесс. На семью не может быть перенесен способ работы с пожилыми и инвалидами (получение набора или отдельных видов услуг).

Получение семьей и ребенком услуг по социальному обслуживанию – две части одного реабилитационного процесса. Этот процесс будет включать в себя не только оказание семье набора услуг, но и действия, обуславливающие эффективность этих услуг. Эти действия не менее важны, чем само оказание услуг, потому что именно от них зависит результат – изменения в семье.

В 120-ФЗ указаны все субъекты процесса помощи семье и ребенку, находящихся в социально опасном положении. Но в законе не прописан механизм их взаимодействия, который бы позволил набор предписываемых услуг организовать как процесс реабилитации. Поэтому эффективность помощи снижена из-за несогласованности действий различных ведомств.

Для организации действий по защите прав детей в единый реабилитационный процесс необходимо:

  • Иметь ответственного за весь процесс реабилитации (куратор).
  • Иметь план реабилитации, по которому организуется процесс оказания услуг, определяется каждой услуге время и условия оказания, определяется, какой результат ожидается от включения семьи в социальное обслуживание; определяются роль и объем деятельности учреждений других ведомств по помощи семье.
  • Распределить ответственность между семьей и специалистами за действия по восстановлению семьи.
  • Организовать командную работу специалистов из различных учреждений с семьей/ребенком.
  • Обусловить получение услуги от государства собственными усилиями семьи по своему восстановлению.
  • Психологизировать предоставляемые услуги.
  • Определить начало и конец процесса реабилитации.

Как показывает опыт, межведомственную разобщенность удается преодолеть за счет введения новых принципов помощи семье:

  • финансирование деятельности по принципу «деньги следуют за случаем»;
  • использование технологии работы со случаем
  • введение супервизорского контроля за качеством помощи;
  • организация обучения (курсов повышения квалификации) для территориальных команд специалистов;
  • постоянные супервизорские разборы трудных случаев;
  • ведение работы по профилактике «выгорания» в командах специалистов.

Федеральное законодательство и имеющиеся ведомственные нормативные акты обязывают профессионалов, работающих с семьей и ребенком, сообщать о фактах жестокого обращения и насилия. Но законодательно не определена ответственность и недостаточно четко определены категории специалистов, которые обязаны делать своевременное заявление. Это препятствует организации раннего выявления случаев жестокого обращения и насилия. В результате реабилитация начинается слишком поздно.

Организация выявления семей на ранней стадии кризиса требует простраивания алгоритмов взаимодействия между службами социальной защиты населения и первичным звеном помощи в здравоохранении, с детскими садами и школами. Такой опыт в РФ уже есть (например, в Карелии, в Томской области). Деятельность по ранней реабилитации семьи и детей гораздо эффективнее, поскольку у рано выявленных семей сохраняется больший потенциал к восстановлению, с одной стороны, и для реабилитации требуются более простые методы, с другой. Различение категорий семей – это проблема качественной диагностики. Ее решение позволит исключить расходы на неоправданные затраты усилий специалистов.

Для организации действий по сохранению кровной семьи для ребенка должны быть изменены принципы управления деятельностью по защите прав детей:

  • «Единый заказчик» действий по защите прав детей на муниципальном/региональном уровне.
  • Бюджетирование, ориентированное на результат («деньги следуют за случаем»).
  • Территориальный принцип организации помощи.
  • Наличие реабилитационного инструментария.
  • Стандартизация услуг и определение норм их бюджетной обеспеченности.

В отсутствие описанной работы по реабилитации семьи, внедренной в масштабах всей страны, нельзя надеяться на сокращение социального сиротства в России. Методики и технологии реабилитационной работы с семьей уже разработаны детально для условий российской действительности, применены на практике и получены обнадеживающие результаты. Фонд издал книгу, обобщающую совместную деятельность двух команд - специалистов Фонда «Новые шаги» и Национального фонда защиты детей от жестокого обращения по поискам наилучших путей решения проблемы социального сиротства, ее истоков, механизмов, последствий и непосредственной связи с насилием.

Качественная работа по профилактике жестокого обращения и насилия и улучшения условий жизни детей в кровной семье позволит решить задачу, поставленную Президентом в своем послании Федеральному собранию по решению демографической проблемы в интересах общества.

© 2007–2015 Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения.
Настоящий ресурс может содержать материалы 
Москва
115533 , проспект Андропова, д. 22, эт. 13, оф. 45
тел./факс +7 495 134 11 74
E-mail: fond@nfpcc.ru
Рейтинг@Mail.ru